body

Верхняя

leg

Левой ногой. (Ну, что-то попёрло :)

Скучаю

Я так скучаю,
я так скучаю по тебе,
что всё прощаю,
лишь бы ты была везде.

На этой улице мне не хватает солнца,
скажи, пожалуйста, что когда-нибудь всё вернётся,
что я хоть изредка нажму эти кнопки,
чтоб в мою трубку просто ответил кто-то,
эти листья в парке, зачем они мне без тебя,
они падают вниз, никого никогда не любя,
эти лужи, зонты... Держались же за руку запросто?
Подержи, если сможешь, если тоже скучаешь, пожалуйста.

Я так скучаю,
и неужели всё, конец?
Я ощущаю — одно:
пиздец, пиздец, пиздец.
leg

Левой ногой

Вместо

Вместо сердца, ты у меня теперь вместо сердца, ласковая моя, злая, добрая, капризная, но не отвертеться. Вместо того, чтобы спать, я начинаю копаться в этой безумной, неимоверной, нескладной, завораживающей ситуации. Вместо меня, ты же понимаешь, был кто-то возможен — лучше, стройнее, а не исключено, что и намного моложе. Вместо углов, подворотен, дворов, зевак на узких улицах центра ты ждёшь любви, надёжности, твердой руки и безопасности на сто процентов. Вместо страха и неуверенности, раздражающих, как уголок заусенца, ты хочешь свободы и нежности. Я, прости, пока не могу обещать, просто знай, ты у меня — вместо сердца.
arm

Изба в огне

Случайно на улице подслушал телефонный разговор маленькой хрупкой девушки, видимо со своим автомехаником.

— Я втыкаю предохранитель на стóпы, и у меня стóпы горят постоянно. То есть, либо лягушка наебнулась, либо дросселю пизда.

Дальше не слышал. Но верю, эта — коня остановит.
leg

Левой ногой

Вальс

Полюбил. Это вечно случается.
Мы поедем с тобой, подожди,
там встречаются и не прощаются,
там всегда проливные дожди,
я держу твои руки — мокрые,
но на всё давно наплевать,
губы — горькие, сука, горькие,
но печенье, чай и кровать —
подсластят. Так что же печалиться?
Утром снова — туман, туман.
Здесь прощаются и не встречаются.
Значит снова обман? "Не дам" —
шепчешь скованная, измученная,
непонятна себе сама.
Полюбила? То дело случая.
За окошком — зима, зима,
мама радостная, веселая
тянет саночки за собой,
её дочка варежкой тёплою
собирает снег с мостовой.
Посмотри. Хороша? Красавица.
Как и ты, как и ты, поверь.
Ну так что же тебе не нравится?
Полюбили. И что теперь?
Просто буду держать за талию
в этом танце. Раз-два-три-раз,
и так далее, и так далее.
Кружат пары. Играют вальс.
arm

Попрошайки

Как известно™, я почти никогда не подаю. За исключением редчайших случаев.
Сегодня подбежала женщина, задыхаясь говорит:
— Молодой человек, вы не видели, тут сейчас двое парней не пробегали?
— Нет, не пробегали (стою уже минуты три на остановке, обзор во все стороны).
— Кошелек украли, сволочи, как же я теперь до Электростали доберусь? Помогите мне, пожалуйста! (чуть не плачет)
— Девушка, — говорю. — За ваш гениальный спектакль готов заплатить 50. Хватит?
— Хватит.
Берет полтинник, уходит, улыбаясь оборачивается:
— Вы очень хороший человек.
Артистка, блин. Можно было и сотню дать.
leg

Левой ногой

Недопонимание

Не понимаю я тебя.
Кто виноват?
Возможно, мирозданье
и звёзд, и лун влиянье,
и планет парад?
Скорее всего — я.

Обиделся? Не усложняй.
Ты знаешь же,
что это невозможно,
и чёрт с ним, что всё сложно,
и пора уже,
а то уйдет трамвай.

Конечно, я с тобой поеду. Ты зеваешь,
устала объяснять сто раз подряд.
А может это ты меня не понимаешь?
Тогда и в этом тоже виноват.

— Нет.
Поцелуй, рука, дыхание.
— До завтра. И до понимания.
leg

Левой ногой

тебя-тебе

Как хочу я тебе сказать
самое главное:
как люблю я твои глаза,
моя славная,
как люблю я тебе рукой
путать волосы,
как я вздрагиваю от звука
твоего голоса,
как люблю я тебя целовать
ниже пирсинга,
и какая же, твою мать,
ты красивая,
и вот эта морщинка не портит совсем
твоей внешности,
и как дороги и нужны зачем
твои нежности,
несерьёзные, за палец возьмёшь —
и в глазах темно,
или просто так подойдёшь —
посмотреть в окно.

Как хотел я тебе сказать
самое правильное,
но пора, завтра рано вставать,
такси доставлено.
arm

Грибы

В субботу ездили за грибами. Грибов полно, почти все белые и почти все, заразы, червивые. На картинке где-то четверть от того, что я нашёл, остальное пришлось выбросить. И ещё часть из них выбросил, пока чистил. Но это не главное. В субботу случился День Добрых Дел, по другому не назовёшь.

Сначала мы встретили заблудившихся грибников. И подвезли до их машины. Причём, помогли мы им реально, потому что ехали километров семь. За это они показали нам хорошее грибное место, так что этот случай в карму не записывается :)

Потом произошло нечто совершенно психоделическое: на лесной дороге мы встретили застрявшее Яндекс-Такси. С водителем-женщиной. Женщиной-мусульманкой. Помогли вытолкать. Наши люди на такси в булочную не ездят, но за грибами, видимо — запросто. Но и это ещё не всё.

Слышим вдруг в машине незнакомый рингтон. Оказалось, что грибники, которых мы подвозили, оставили у нас смартфон. Поехали в ближайший городок встречаться с их сыном, чтобы отдать.

Потом рванули на рыбалку, думали, что за такую святость нам зачтётся, хотя бы по щучке, но — фига. "Бескорыстно нужно помогать людям" — сказало мироздание.
leg

Левой ногой

Это уникальный случай в моём стихоплётстве. Текст написан лет пятнадцать назад, и всё это время мне не нравилось, как это звучит, и я периодически по-разному расставлял знаки препинания — точки, запятые, тире, каждый раз получая новый смысл и ритм. Кажется, наконец, получилось.


Арбат

От Смоленской до Арбатской — как по воде.
Пролети, пронеси меня на плечах,
что с тобою, что без тебя, что нигде —
руки-ноги в цепях, голова в кирпичах.

От Смоленской до Арбатской — будто за край.
Безнадёжной любви переплёт, переблуд,
где текила, соль, сахар, лимоновый рай,
no pasarán — не пройдут.
От Смоленской до Арбатской — воры, враги,
даже мышь не проскочит, но по углам
разбрелись бабы-суки, а их мужики
с пивом, водкой, девочками — по дворам.

На последнем автобусе спали — домой.
Путеводной звездою натёрши глаза,
от Смоленской до Арбатской — всё по прямой.
Что там идти, полчаса? Полчаса.